Пресс центр

16/10/2018

Генпрокуратура России закупит искусственный интеллект.

Автор: Андрей Сошников
Источник: BBC Русская служба


Генпрокуратура России планирует к 2025 году внедрить инструменты «мягкого искусственного интеллекта» (soft AI), а также обработки больших массивов данных (big data). Такой проект разрабатывает научно-исследовательский институт «Восход», подведомственное министерству цифрового развития, следует из информации на сайте госзакупок.

11 октября НИИ «Восход» объявило тендер на разработку части проекта. Его стоимость — 4,5 млн рублей, исполнитель еще не определен. Цель проекта — создание «единой среды доверия» и защита интересов личности, бизнеса и государства, говорится в документе. При разработке проекта преимущество должно быть отдано российскому программному обеспечению.

Устранение рутины

Инструменты обработки больших данных и искусственный интеллект уже использует прокуратура Китая, сообщало в 2017 году агентство Синьхуа. Технологии помогают прокурорам находить прецеденты в базе из более чем 20 млн юридических документов и готовить дела к суду.

В некоторых китайских судах уже используются технологии распознавания речи — время составления стенограмм там сократилось на 20-30%.

Цифровизация органов прокуратуры — это часть программы «Цифровая экономика», которую правительство России утвердило летом 2017 года. В мае 2018 года президент Владимир Путин поручил правительству скорректировать программу, чтобы придать ей статус национальной. А в правительстве появился вице-премьер, отвечающий за цифровизацию экономики страны — им стал Максим Акимов.

«И большие данные, и искусственный интеллект — это сквозные технологии правительственной программы «Цифровая экономика». Логично, что они будут применяться и в органах прокуратуры», — сказала Би-би-си член экспертного совета при Генпрокуратуре России Мария Шклярук.

«Прокуратура осуществляет сбор всех сообщений о происшествиях, их в России порядка 30 млн в год, при том что преступлений — 2 млн в год. Аналитики прокуратуры могут изучать эти 30 млн при помощи натренированных нейросетей. Допустим, в каком-то районе или городе много заявлений в полицию, связанных со стройкой, а уголовных дел нет, — значит, там есть проблема, на которую никто не обращает внимания. Это повод для проверки», — рассказала Шклярук.

Она привела другой пример использования больших данных и искусственного интеллекта органами правопорядка: «Если появляется специфическая сеть мошенников, то по всей стране или городу будут заявления с одинаковыми деталями».

Но и этим возможности не исчерпываются.

«Человечество уже давно использует алгоритмы обработки больших данных и искусственный интеллект, — рассказал эксперт по нейронным сетям из компании «1С-Битрикс» Александр Сербул. — Это формы регистрации, базы данных, классификация различных форматов данных. И интернет, и Фейсбук — это, по сути, алгоритмы. Сочетание big data и искусственного интеллекта позволяет создавать более гибкие, самопрограммирующиеся алгоритмы. Чем больше данных, тем лучше они работают».

«В случае с организациями, подобными прокуратуре, речь может идти об устранении всевозможной рутины — это не просто перебирание бумажек, а распознавании цифр в анкетах, распознавание рукописных показаний, классификации преступлений по типам, кластеризация судебных заседаний по группам, — продолжил эксперт. — Допустим, судебное разбирательство продолжалось 20 дней, в деле 500 томов. Но на самом деле, говорили на три главные темы».

На сайте госзакупок указано, что прокуратура закупает «мягкий искусственный интеллект» (soft AI), который, в отличие от «сильного» (hard AI), имитирующего человеческий мозг, подходит для выполнения конкретных задач.

Если бы прокуратура объявила тендер на приобретение hard AI, то смогла бы выполнять такие задачи, как выявление людей, склонных к криминалу, объяснил Сербул.

Хватит ли денег?

Среди прочего программа «Цифровая экономика» предполагает введение цифровых водительских удостоверений, трудовых договоров и въездных виз, писал портал CNews.

15 октября программу раскритиковала Счетная палата России: ведомство Алексея Кудрина подсчитало, что на ее реализацию до 2024 года уйдет 3,5 трлн рублей (2 трлн — непосредственно из бюджета), но таких денег в бюджете России нет.

ТАСС со ссылкой на Счетную палату написал, что на реализацию программы в бюджете до 2021 года с учетом резерва заложено лишь 414,5 млрд рублей.